О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Как ликвидировали последствия аварии в Чернобыле

 


36 лет назад, 26 апреля 1986 года, на Чернобыльской атомной электростанции взорвался реактор четвёртого энергоблока. Это привело к самой большой в истории человечества экологической катастрофе, которая затронула территорию Украины, Беларуси и России. Рассказываем, как проходила ликвидация последствий аварии, какие меры по радиационной безопасности были приняты и что изменилось в законодательстве после Чернобыля.

Что стало причиной аварии на ЧАЭС


25 апреля персонал станции должен был остановить четвёртый энергоблок для планового ремонта. Обычно во время такой остановки проводятся испытания различного оборудования. В этот день планировали испытать турбогенератор. В результате разных действий в течение дня в реакторе начался неконтролируемый рост мощности, что привело к перегреву и взрыву.

Государственная комиссия СССР возложила вину на персонал станции и руководство ЧАЭС. Операторам не надо было проводить эксперимент «любой ценой». По словам автора доклада в МАГАТЭ Валерия Легасова, первопричиной аварии явилось крайне маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, допущенных персоналом энергоблока.

Источник. Стр. 311
Источник. Стр. 311

Позже мнение было пересмотрено: основной причиной назвали конструктивные особенности реактора, о которых персонал не знал, как не знал и о рисках, которые несёт такое устройство.

Днём операторы отключили систему аварийного охлаждения реактора — САОР, а во время эксперимента изменили порядок его проведения. И то и другое не было нарушением регламента, но привело к катастрофе.

Кроме действий персонала, у МАГАТЭ были вопросы к общей структуре по обеспечению безопасности на радиационных объектах в СССР. Эксперты отмечали низкую культуру производственной безопасности даже среди работников атомной отрасли.

Что происходило в первые часы и дни

Первыми ликвидаторами аварии стали сотрудники: они отключали оборудование, разбирали завалы, искали коллег. От взрыва погиб оператор, который находился в реакторном зале, ещё один работник скончался от множественных травм. Из всего персонала, который находился в эту ночь на станции, выжили несколько человек.

После выброса раскалённых обломков возникло около 30 очагов горения. С огнём боролись пожарные расчёты из Припяти и Чернобыля. К смерти многих пожарных привела острая лучевая болезнь, другие столкнулись с онкологическими заболеваниями.

В результате разрушения реактора вышла из строя система его охлаждения. Существовала опасность цепной реакции в расплавленном ядерном топливе. Чтобы её избежать, в шахту реактора с военных вертолётов забрасывали бор, доломиты, глину, свинец. С 27 апреля по 10 мая забросили около 500 тонн материалов. А чтобы не допустить разрушения нижнего яруса строительных конструкций реактора, под ним проложили бетонную плиту.

Было принято решение законсервировать аварийный энергоблок, построив над ним «укрытие». Ещё одной задачей стала дезактивация 30-километровой зоны отчуждения.

Как строили укрытие над аварийным реактором

Для возведения саркофага над аварийным энергоблоком было создано специальное строительное управление — УС-605. В него вошли специалисты из закрытых НИИ, которые имели опыт сооружения ядерных установок, разбирались в вопросах обеспечения радиационной безопасности. Многие участвовали в испытаниях ядерного оружия.

Предстоящая работа была уникальной. Нужно было построить не могильник отработанного ядерного топлива, а обслуживаемый объект, с возможностью контроля процессов, которые происходят внутри.

По словам участников первой вахты, которые прибыли в Чернобыль 20 мая, знакомство с уровнем радиационной безопасности вызвало у них настоящий шок. В первые дни трагедии заражённую территорию покинуло более 50 тысяч человек, вместе с одеждой и транспортом они развезли радиацию по всей стране. Сразу после аварии в Чернобыль направили военных, в первую очередь химиков. Они не имели представления о радиации, действовали не всегда правильно и предоставляли неполные данные.

Чтобы сбить панику среди населения, по телевидению показывали сюжеты, как дозиметрист замеряет уровень выловленной в Припяти рыбы и заявляет, что она «чистая». В зоне отчуждения собирали грибы и ягоды. Не было должного дозиметрического контроля, не хватало индивидуальных средств защиты — случалось, что ликвидаторы работали в обычных медицинских респираторах.

Первые замеры вокруг станции показали уровень радиации 500–600 рентген в час. В таких условиях можно было находиться в зоне не более 45 секунд — чтобы не превышать дозу 3 рентгена в час.

Дозиметристы подбирали площадки для строительных кранов, помещения для укрытия персонала, относительно безопасные проходы. Везде были таблички, сколько времени здесь можно находиться. Несмотря на то, что монтаж стен и перекрытия проходил с дистанционным управлением, многие работы приходилось выполнять людям:

геодезические работы; отсыпку и подготовку строительной площадки; устройство переходов, трапов и лесов; установку светильников; прокладку силовых линий, трубопроводов сжатого воздуха и средств пожаротушения; работы по окраске.

Работы велись круглосуточно, в четыре смены, без выходных и праздничных дней. Надо было защитить строителей от переоблучения и повышенного травматизма. Территория была поделена на три зоны по степени опасности, с санпропускниками.

Источник. Стр. 111
Источник. Стр. 111

Созданная при УС-605 служба охраны труда разработала форму журнала наряд-заданий. Перед началом работ дозиметристы проводили разведку — замеряли уровень радиации на площадке. Затем определяли время на производство работ и мероприятия по безопасности. Эти данные заносились в журнал, на их основании бригады получали наряды.

Была установлена суммарная предельная индивидуальная доза облучения — 25 рентген. После её достижения работника направляли на медицинское обследование и отдых.

Все работники проходили медицинское освидетельствование и инструктаж по вопросам радиационной безопасности, личной гигиены, способам защиты и правилам использования СИЗ. Сотрудникам выдавали спецодежду и обувь.

В зависимости от вида работ люди получали дополнительные средства защиты:

освинцованные фартуки, пояса и очки; пластикатовую одежду, перчатки и бахилы; фильтрующие противогазы против радиоактивной пыли, которая опасна при вдыхании; изолирующие дыхательные аппараты.

После работы спецодежду, бельё и обувь отправляли на дезактивацию в спецпрачечную. Если уровень излучения превышал допустимый, вещи подлежали захоронению как радиоактивные отходы.

Были приняты и другие меры для защиты строителей от радиации:

много строительной техники и машин были на дистанционном управлении, для этого был создан центральный оперативный пост с телеэкраном; при бетонировании использовали бетононасосную дистанционную технику; кабины машин и механизмов были защищены специальными экранами из свинца и свинцового стекла; если при производстве работ поднималась пыль, поверхность орошали водой, чтобы прибить радиоактивную пыль к земле; для дезактивации земли использовали машины разграждения с грейферными захватами на выдвижной стреле, радиоуправляемые бульдозеры; монтаж стен и перекрытия проводили с помощью кранов большой грузоподъёмности, оснащённых телекамерами и позволяющих монтировать конструкции на вылетах стрел до 50 метров.

В строительстве приняло участие около 21 500 человек. Некоторые исследователи пишут, что через УС-605 прошло около 53 000 человек — как будто в первоначальных расчётах не учли военнослужащих. Но строители настаивают на том, что военные были учтены.

30 ноября 1986 года укрытие было возведено.

Источник. Стр. 122
Источник. Стр. 122

В докладе для МАГАТЭ авторы зафиксировали дозы облучения персонала строительного управления:

дозу облучения от 1 до 5 рентген получило более 50% персонала; дозу облучения больше 25 рентген получили 0,6% (155 человек) от общего числа работавших, максимальная доза облучения составила 49,2 рентгена.

Проводилось немало исследований о последствиях для здоровья ликвидаторов, которые въезжали в 30-километровую зону, — как в России, так и в Украине. Отдельного исследования заболеваемости среди строителей УС-605 проведено не было.

Всего в работах по ликвидации последствий аварии участвовали около 600 тысяч человек, из которых 240 тысяч были военными. Строители с сожалением пишут, что большинство ликвидаторов, которые не входили в УС-605 и занимались дезактивацией территории, получили гораздо более высокие дозы облучения.

Большая часть радиационно-опасных работ не являлась срочной и необходимой, их можно было провести позже, с применением защищённой техники. Некоторые меры — например, обмыв зданий и переворачивание земного слоя — не принесли эффекта, а персонал получил неоправданное облучение.

Что изменилось в законодательстве и атомной энергетике после аварии

В советские законы, а потом и в российские, были внесены изменения, которые запрещают скрывать информацию об экологических катастрофах:

согласно закону об информации, информационных технологиях и о защите информации не может быть ограничен доступ к экологической информации; по закону о государственной тайне не могут быть ограничены сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях.

МАГАТЭ ужесточило подход к обеспечению радиационной безопасности. Аварийные системы должны быть простыми и понятными, их нельзя отключать самовольно. Больше времени должно уделяться вопросам медицины и здоровью людей — преодолению последствий внешнего и внутреннего облучения, в том числе отдалённых.

Во всех странах существуют службы мониторинга радиационной обстановки. Они обязаны предупреждать об инцидентах другие страны. В МЧС есть подразделение, которое специализируется на радиоактивных инцидентах.

Чтобы минимизировать человеческий фактор, действуют автоматизированные системы контроля уровня излучения на самих АЭС и прилегающих территориях. Вся информация стекается в ситуационный кризисный центр при Росатоме, который работает в непрерывном режиме. Реакторы прошли модернизацию и получили дополнительные системы аварийной защиты.

В Российской Федерации при производстве работ с источниками радиации действуют СанПины, а вопросам радиационной безопасности обучают на уроках ОБЖ в школе.

Но атомной энергетике нанесён огромный урон — сначала Чернобыльской аварией, а затем аварией на АЭС Фукусима-1 в Японии. Специалисты говорят, что вероятность повторения подобных инцидентов полностью исключать нельзя. Поэтому заинтересованность в атомных станциях снижается по всему миру.

Все ссылки на источники на нашем сайте: https://oborona.media/chernobyl-disaster/

Обсудите материал с коллегами в наших сообществах в соцсетях:

ВКонтакте Telegram


 
Сегодня в СМИ