О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Выставка скульптуры в петербургском Манеже: саундтрек ужасен, осветитель тоже

 


Метнулась я тут недавно на выставку в петербургском Манеже «(Не)подвижность. Русская классическая скульптура от Шубина до Матвеева». Это просто экстраординарная выставка, на которой замечательные, очень хорошие экспонаты -- показаны так плохо, что от огорчения и раздражения меня начало трясти. Я не видела никогда настолько плохой выставки. Речь идет именно об экспонировании, от которого мне стало физически плохо, и я вдобавок была оскорблена интеллектуально, как очень большой фанат именно скульптуры.




Что же в этой выставке такого плохого?
По пунктам.


1) ЗВУК

Фишкой создателей экспозиции, которой они очень гордятся, и отдельно подчеркивают ее в пресс-релизах, является музыкальное сопровождение выставки. Я читала об этом заранее, и думала, что мне понравится: я очень люблю оперу. Когда же я ходила по залам Манежа, я думала совсем о другом.

Создатели выставки решили пренебречь очень важными фактами про человечество:
не все люди любят музыку;
не все люди любят оперу;
не все люди выносят ОЧЕНЬ ГРОМКУЮ МУЗЫКУ.

Ощущение, что создатели совершенно не включили эмпатию и не поставили себя на место других людей (не похожих на себя) не покидало все время. Кажется, в голове у них был конкретный собирательный образ зрителя. И на тех посетителей, кто не вписывался в этот типаж, они решили с высокой горы наплевать.

Например, в одном из залов, на тему историзма, играла ария Сусанина "Чуют правду". Это хорошая ария, у меня в плейлисте оперы она даже есть (была). Создатели, видимо, исходили из намерения, что примерно 7 минут, сколько длится трек, стандартному зрителю хватит на осмотр зала. Я была в зале намного дольше. Эта ария без паузы за это время прошла по кругу минимум шесть раз, я не сразу начала считать. ОЧЕНЬ ГРОМКО.

Это эффектная басовая ария.
Уже на четвертом разе мне захотелось сорвать динамик со стены и растоптать его ногами.
Текст арии за это время я выучила наизусть.
Я надела плеер и попыталась заглушить ее своей музыкой: но нет, создатели выставки считают, что это читинг. Музыка играет так громко, что плеером ее не заглушить. Товарищи! Ставить на своих выставках изобразительного искусства настолько громкую музыку, что посетитель не может от нее спрятаться в плеере -- это огромное неуважение к зрителю! Зритель же идет к вам в музей, а не в саунд-театр, и не в dolby surround кинотеатр. (Для сравнения -- насколько деликатно и вежливо это сделано на выставке "Мечты о свободе" в ГТГ, со звуковыми колпаками, распределяющими звук только для тех, кто конкретно стал под ними.)

Качество звука на выставке в Манеже было вообще смерть. Помимо убийственной громкости, на нескольких местах в залах, где они смыкались, происходило наложение двух звуковых волн из разных залов. В результате чего рождалась скрипящая электронная какофония, невыносимая из-за качества динамиков. В этих местах мне становилось физически плохо, мне -- просто тихому интроверту-аудиалу с хорошим слухом. А людям с расстройством аутистического спектра наверняка было бы намного тяжелее. Да, людей с РАС много, многие из них - прекрасные активные интеллигенты, которые очень любят ходить в музеи, именно потому, что там тихо, пусто и прохладно. И безлюдно. На выставке в Манеже не было безлюдно, потому что это популярная выставка с отличным пиаром, толпа большая и люди создают большой шумовой фон. Но надо вот это кряхтение и шум толпы усугубить АДСКИ ОРУЩЕЙ ОПЕРОЙ.

Справедливости ради скажу, что по кругу, без перерыва, трек гоняли только в одном зале. В других были перерывы, когда наступала блаженная тишина. Когда я просекла эту фишку, то просто не заходила в зал, пока там играла музыка, ждала, когда наступит перерыв. Отмечу, что такие проблемы с громкостью - только на 1-м этаже, на 2-м все было гуманнее и локальней с ариями.

В общем, сама идея оперного сопровождения классической скульптуры хорошая. Но не в такой непрофессиональной, физически невыносимой форме. Уверните громкость до 30-50%! Почитайте про концепцию "лаунж"!

Уважайте посетителей, люди делятся на разные типы, помните об этом.

2) ЭТИКЕТАЖ

На фоне звукового сопровождения, от которого я физически вибрировала до укачивания, прочие провалы экспонирования как-то блекнут, тем не менее, перечислю.



Создатели выставки -- еще и адепты модного ныне музейного поветрия, что этикетки - это пфуй, тлен, прах, и не надо зрителя отвлекать названиями работ и фамилиями авторов. Искусство надо воспринимать непосредственно, не отягчая сознание авторитетами! Поэтому под скульптурами прилеплены только номера.
Этикетки с текстами висят далеко.
Очень далеко.
На расстоянии 3-5 метров, например. Или на другом конце лестницы высотой в несколько метров. Или этикетки лежат на коробке в шаге от экспоната, специально лежат, чтобы труднее было заметить и найти. Приходилось идти к противоположной стене, снимать этикетки на телефон, возвращаться к группе скульптур и смотреть, где что, пролистывая с экрана. Извращенство.

Если это делается для того, чтобы увеличить проходимость выставки (люди не читают этикетки --> не создают пробки --> покидают здание быстрее), то тогда создатели молодцы и поступают верно. Но гм.

Вообще создалось ощущение, что выставка создавалась для определенной категории граждан -- тех, кто любит пофоткаться на фоне скульптур и выложить в инстаграмм. Им, действительно, подробный этикетаж ни к чему. (Этикетаж причем прекрасный, с хорошими экспликациями, видна проведенная научная работа по исследованию).



Щит с этикетками у подножья лестницы.


3) ПОДСВЕТКА

После того, как я догадалась, какого именно идеального зрителя держали в голове создатели выставки, стало понятно, почему с освещением экспонатов такая хренотень. Ага, очень эффектный, яркий свет. На фотографиях смотрится замечательно, безусловно. Однако скульптуры в подробностях рассмотреть невозможно! Сделана эта "эффектность" для зрителя, который смотрит на вещь 1 секунду. А не для того, кто хочет ее посмотреть минуту или, сволочь такая, еще дольше. Многие скульптуры стоят попросту в темноте, целиком. При этом на этикетку на стене (в 3 метрах от нее) направлен яркий прожектор.

Другие скульптуры освещены резко вертикально, т.е. темечко и колени в свету, а вот само лицо -- в полной темноте ("Гамлета" Блоха пришлось подсвечивать фонариком телефона, чтобы разглядеть лепку). Еще другой пример постановки света -- лампа направлена "в лицо" скульптуре, а когда ты подходишь к ней, чтобы разглядеть, ты своим телом этот источник света загораживаешь, и скульптура оказывается в тени из-за тебя же.

Под статуей номерок, чтобы прочитать, что к нему относится, надо идти к стене. Статуя во мраке.


Прожектор опять на этикетках.


Это "Геркулес на коне" Козловского. Он во мраке. Этикетка к нему на стене, далеко, пришлось искать долго.


Пример эффектного драматического света.


Видите тень от моего локтя на спине? Это я старательно изображаю позой букву S, чтобы не бросить тень на скульптуру и сфотографировать ее нормально. Потому что подсветка бьет мне в спину.


"П. Самойлов в роли Гамлета" Блоха. Вот так он выставлен и подсвечен.


Я свечу фонариком в лицо статуе, чтобы разглядеть собственно работу мастера.


4) ПОДИУМЫ

Другой способ, который используют создатели выставки, чтобы посетители не задерживались, проходили быстрее, и тратили на рассматривание отдельных вещей как можно меньше времени, просто бросив взгляд -- это специально выстроенные подиумы.

В двух залах скульптуры стояли на специально возведенных подиумах, на которых ступать ногами было нельзя. На них стояло по 5-6 скульптур. Те скульптуры, которые были не у края, а внутри -- рассмотреть было нельзя абсолютно. Например, "Бюст Боголюбова" Чижова - с какого края подиума не подойди, везде оказывался на расстоянии трех метров. То есть, это я сейчас установила дедуктивно, что это бюст именно Чижова, разглядывая фотографию этикетки на стене, методом исключения. Так-то и номерка на постаменте под бюстом увидеть было нельзя, даже фотоаппарат его не брал. Бюст Николая I тоже, хотя чего его рассматривать, действительно, чо, вы Николая I никогда не видели.

"Боголюбов" Чижова и Николай I абсолютно недоступны для досмотра. Этикетаж в полутора метрах сзади меня, на стене.


Второй подиум. Ситуация не такая критическая, за счет того, что выставлены более крупные скульптуры. Однако полноростового "Полякова" Антокольского я бы все-таки хотела посмотреть вблизи.


Фотоаппарат пригодился как средство для рассматривания экспонатов и в другом феерическом зале. Бюсты Голубкиной, Коненкова и современников выстроены на лестнице. Подниматься можно по центральному проходу. К бюстам подходить невозможно, рассматривать их можно только с одного бока. Скульптуры, которые стоят у стенки и в углу -- совершенно невозможно увидеть.

Да! И щит с этикетами, разумеется, как можно дальше, у подножья лестницы. Если ты заранее не сфоткал его себе на телефон, то так и не узнаешь, кто этот красивый лысый дядя. Вот я неловко этикетку сфоткала, и вижу только, что автор - Василий Кузнецов, а кто изображен (Нестор Загорный? Захаров? разобрать не могу. Ну, сама же виновата, надо было этикетку покачественней фоткать, или проверить, не смазался ли кадр, и потом спуститься с лестницы и еще раз снять, если плохо вышло, а ты такая сволочь любознательная и хочешь эрудицию повесить).



Загадочный лысый дядя с фамилией на "З", под номером 70, что четко видно, спасибочки


Это все на первом этаже Манежа. На втором этаже мне все понравилось, как будто ее вообще другие люди делали, гуманисты. Несколько, правда, удивил прием, когда статуя стоит в темноте, и ничего не разглядеть, потом резко включается свет прямо на нее, некоторое время горит, потом выключается. И опять подсвечивай ее телефоном, чтобы рассмотреть. А лучше не подсвечивай, конечно, что задерживаешься, давай быстро селфи делай и вали отсюда.

Экспозиция, кстати, начинается с зала с гениальными бюстами Шубина, окруженных обвешенными белыми веревками, которые пробуждали в посетителях что угодно (в первую очередь, попытку изобразить бандерлогов), а отнюдь не настрой на любование искусством. Но это просто мелочь на фоне всего остального.

Экспонаты при этом замечательные, очень красивые редкие вещи. Видна огромная работа по поиску и подбору экспонатов, я оценила этот гигантский труд и очень благодарна за него. Необычный зал с носовыми фигурами кораблей, потрясающий эксклюзив (единственный зал с нормальным светом, почему-то. И этикетаж там на половине экспонатов норм. был. Как будто схлестнулись две группировки, "эстетов" и "эмпатов", я болела за последних). Для меня было маловато XVIII века и начала XIX века, перебор с историзмом, но это понятно -- его в наших музеях больше всего пропорционально.

______

Этого текста бы не было, если бы громкость оперы была увернута на 50%.

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ