О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

День в истории. Апрельские тезисы

 



Выступление В. И. Ленина с Апрельскими тезисами с трибуны Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 4 (17) апреля 1917 года. По позам слушателей, которые подпёрли головы руками, видно, что речь Ленина многих озадачила

4 (17) апреля 1917 года прибывший накануне в Россию лидер партии большевиков Владимир Ильич Ленин выступил со знаменитыми «Апрельскими тезисами». В наше время, спустя 104 года после этого поворотного события в отечественной истории, трудно уже понять, почему скромная ленинская речь стала настоящей «бомбой» и вызвала против него такой шквал негодования. Но тогдашние марксисты считали, что России предстоит чисто буржуазная революция. Попытки выйти за эти рамки шли вразрез с привычной теорией. И вот Ленин неожиданно предложил немножко «толкнуть» влево качели буржуазной революции и выйти за её обычные пределы... Эти тезисы произвели первоначально шоковое впечатление на самих вождей большевиков: их почти никто не понял и не поддержал. Противник большевиков философ Фёдор Степун довольно метко написал (выделение моё): «Даже и ближайшим его товарищам по партии его первые петроградские речи показались полною идеологической бессмыслицей, не имеющей ничего общего с марксизмом. Но Ленин знал что делал: его «глупые» речи были вовсе не глупы, так как они были не речами, а парусами для уловления безумных вихрей революции».
Меньшевик Николай Суханов, слушавший «Апрельские тезисы» ещё в ночь на 4 апреля, во дворце Кшесинской, писал: «Мне не забыть этой громоподобной речи, потрясшей и изумившей не одного меня, случайно забредшего еретика, но и всех правоверных. Я утверждаю, что никто не ожидал ничего подобного. Казалось, из своих логовищ поднялись все стихии, и дух всесокрушения, не ведая ни преград, ни сомнений, ни людских трудностей, ни людских расчётов, — носится по зале Кшесинской над головами зачарованных учеников. Ленин вообще очень хороший оратор — не оратор законченной, круглой фразы, или яркого образа, или захватывающего пафоса, или острого словца, — но оратор огромного напора, силы, разлагающий тут же, на глазах слушателя, сложные системы на простейшие, общедоступные элементы и долбящий ими, долбящий, долбящий по головам слушателей — «до бесчувствия», до приведения их к покорности, до взятия в плен». Как выражался сам Ленин, он старался «втолковывать до чертиков».
Первыми же словами Ленин вылил на головы восторженных соратников ушат холодной воды.
«Я полагаю, товарищи, — сурово заметил он, — что довольно уже нам поздравлять друг друга с революцией».
Слушатели стали смущенно переглядываться.
«Когда я с товарищами ехал сюда, — говорил Ленин, — я думал, что нас с вокзала прямо повезут в Петропавловку. Мы оказались, как видим, очень далеки от этого. Но не будем терять надежды, что это ещё нас не минует, что этого нам не избежать...»
Это, кстати, пример типично ленинского парадокса, которыми Владимир Ильич едва ли не каждый день не уставал ошарашивать тех, кто с ним общался. Большевики разнеженно праздновали «великую революцию», а тут их вождь ставил перед ними в качестве следующей перспективной цели... тюрьму! И ведь так оно и вышло — очень скоро многие лидеры левой части РСДРП (Каменев, Коллонтай, Троцкий и другие) оказались за решёткой, а другие — в бегах...


Юрий Петухов (1939 г.р.). Ленин. Апрельские тезисы

«Даже наши большевики обнаруживают доверчивость к правительству, — заявил Ленин 4 апреля. — Объяснить это можно только угаром революции. Это — гибель социализма. Вы, товарищи, относитесь доверчиво к правительству. Если так, нам не по пути. Пусть лучше останусь в меньшинстве».
Двухчасовой речи, конечно, поаплодировали, но как-то смущённо. По словам Суханова, соратники Владимира Ильича, «долго и дружно аплодируя, как-то странно смотрели в одну точку или блуждали невидящими глазами, демонстрируя полную растерянность».
«Я вышел на улицу, — вспоминал Суханов. — Ощущение было такое, будто бы в эту ночь меня колотили по голове цепами. Ясно было только одно: нет, с Лениным мне, дикому, не по дороге...»


П.В. Васильев. Выступление В.И. Ленина с Апрельскими тезисами на собрании большевиков и меньшевиков - делегатов Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов. 4 апреля 1917 года. 1947

Вячеслав Молотов вспоминал: «Я никогда не был против Ленина, но ни я, никто из тех, кто был всегда с Лениным, сразу толком его не поняли. Все большевики говорили о демократической революции, а тут — социалистическая!».
— Да, это бывает, — говорил сам Ленин, — многие не всегда сразу умеют охватить то, что именно нужно сделать в данный момент... Позднее это всем станет ясно...
Но нарастала и враждебность к Ленину. «Идёшь по Петербургской стороне, — вспоминала Крупская, — и слышишь, как какие-то домохозяйки толкуют: «И что с этим Лениным, приехавшим из Германии, делать? в колодези его, что ли, утопить?».
Вождя либералов Павла Милюкова спросили на одном из митингов:
— Что делать с Лениным и его единомышленниками?
— Этот вопрос мне задавали не раз, — твердо отвечал он, — и всегда я отвечал на него одним словом: арестовать!
А Владимир Ильич не сомневался, что рано или поздно большевиков действительно станут арестовывать. «Почти каждый вечер, — замечал Зиновьев, — он говорил: «Ну, сегодня нас не посадили, — значит, посадят завтра». Он не уставал окатывать товарищей «холодным душем»:
«Зачем мы приехали в Россию? Чтобы принять участие в революции? И это наша высшая обязанность. Не одному из здесь присутствующих придётся кончить жизнь свою в период этой революции. Но пока мы ещё разговариваем и газету выпускаем...»


П.Д. Бучкин. Выступление В.И.Ленина на 7 (Апрельской) конференции РСДРП(б). 1917 год

Л.Д. Троцкий: «Если бы пломбированный вагон не проехал в марте 1917 года через Германию, если бы Ленин с группой товарищей и, главное, со своим деянием и авторитетом не прибыл в начале апреля в Петроград, то Октябрьской революции — не вообще, как у нас любят калякать, а той революции, которая произошла 25 октября старого стиля — не было бы на свете. Как неопровержимо свидетельствует мартовское совещание... авторитетная, руководящая группа большевиков, вернее сказать, целый слой партии, вместо неистово‑наступательной политики Ленина навязала бы партии политику постольку, поскольку… политику разделения труда с Временным правительством, политику неотпугивания буржуазии, политику полупризнания империалистской войны, прикрытой пацифистскими манифестами народов всего мира.
И если Ленин, выдвинувший свои тезисы 4 апреля, натолкнулся ни больше ни меньше, как на обвинение в троцкизме, то что произошло бы, спрашиваю я, если бы на великую пагубу русской революции Ленин оказался бы отрезанным от России или погиб бы в пути и курс на вооружённое восстание и диктатуру пролетариата был бы провозглашён кем‑либо другим? Что тогда произошло бы?
После всего, что мы пережили за последние годы, это совсем не трудно себе представить. Инициаторы пересмотра установки лозунга, то есть проповедники курса на захват власти, стали бы предметом бешеной травли как ультралевые, как троцкисты, как нарушители традиции большевизма и — чего доброго — как контрреволюционеры... Конечно, пролетариат снизу могущественно бы напирал и прорывал бы демократический фронт, но, лишённый объединённого, дальнозоркого и смелого руководства, он месяцем раньше или позже натолкнулся бы на победоносный корниловский, чанкайшистский переворот. После этого была бы написана семимильная резолюция о том, что всё свершилось в строгом соответствии с законами Маркса, ибо буржуазии свойственно предавать пролетариат, а бонапартистским генералам свойственно в интересах буржуазии производить государственные перевороты. Кроме того, «мы это заранее предвидели».
Попытка указать самодовольным филистерам, что предвидение их не стоит выеденного яйца, ибо задача состояла не в том, чтобы предвидеть победу буржуазии, а в том, чтобы обеспечить победу пролетариата, эта попытка вызвала бы дополнительную резолюцию о том, что всё произошло на основании соотношения сил, что пролетариат отсталой России, да ещё в обстановке империалистической бойни, не мог перепрыгивать через исторические стадии развития и что выдвигать такую программу могут только сторонники перманентной революции, против которой Ленин боролся до последних дней своей жизни.
Вот как пишется нынче история. И делается она так же плохо, как и пишется».

Ну, а актуальны ли для нашего времени уроки «Апрельских тезисов»? Да, более чем актуальны. Только очень наивный человек может верить, что в бывшем СССР и во всём мире после крушения Советского Союза и социализма в Европе раз и навсегда установилась тишь, гладь, и божья благодать. Никаких красных революций больше не будет, поскольку «история остановила течение своё». Всем мало-мальски знакомым с историей известно, что все Реставрации (английская, французская...) всегда заканчивались революциями, пусть не великими, но «малыми», которые давали по рукам зарвавшимся реставраторам отживших порядков.
Вполне логично предположить, что и в будущей «малой революции» найдутся люди, которые, по примеру Ленина, решат подтолкнуть её «качели» из крайнего положения ещё влево — дальше, дальше, дальше... Получится ли это у них? А почему бы и нет? Даже если первая и ближайшая практическая цель этих тезисов совпадёт с той не слишком радостной задачей, которую поставил перед своими товарищами Ленин 104 года тому назад — оказаться в тюрьме... :) И ещё желательно, чтобы эти тезисы сформулировал человек с «деянием и авторитетом» Ленина, потому что иначе, как бы они ни были верны и точны, их просто никто не услышит. А услышат — так засмеют, как пытались сто с лишним лет назад засмеять Ленина. Только где такого человека взять...

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ