О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Второй сезон «Бриджертонов»: без герцога, но с Джейн Остин

 


Неделю назад на Нетфликсе вышел второй сезон Бриджертонов, и надо сказать, что сериал по-прежнему остается идеальной костюмной мелодрамой с элементами ромкома, в которую многим из нас так необходимо сбежать хотя бы на час в день. Лучшие британские дворцы и поместья снова распахнули свои двери, платья всех цветов всё так же успокаивающе шелестят на балах, драгоценности сияют, сердца разбиваются под инструментальные каверы на песни Мадонны и Гарри Стайлза. Титульное (оно же титулованное) семейство всё так же предано друг другу и уютно проводит досуг в одной гостиной. И все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену. Виконт, ваш выход.

Виконт Энтони Бриджертон вышел и, по мнению многих, затмил собой даже неповторимого герцога Гастингса. Вообще главная удача второго сезона это Джонатан Бейли, который не делает никаких скидок на жанр и даже на таком скромном материале, не слишком искусно вырезанном из дешевого романа, создает очень живого и очень привлекательного героя. Симон Эшли несколько уступает ему в таланте (или опыте?), зато явно наслаждается сочной язвительностью своей героини, и в этой паре с первой встречи возникает особенная химия — настолько сильная, что совершенно неясно, почему прекрасные полиэстеровые платьица Кейт не вспыхивают, как плащ Круэллы, в каждой серии, при каждом споре наедине.

Есть и новое в этом городе, причем не только три красавицы семьи Шарма, но и перемены в концепции. Во-первых, прежняя игра в регентство становится более изящной и интересной. Несмотря на бешеную мировую популярность сериала, доказывающую, что золотая жила найдена (пусть даже ценой вашего совместного просмотра с любимой бабушкой), во втором сезоне создатели берут курс на «меньше секса» и старательно подтягивают сюжетное декольте до этакого вольного перепрочтения Джейн Остин — благо интонация Гордости и предубеждения вычитывалась ещё из книжной динамики, а уж взгляд и кудри Джонатана Бейли не могут не вдохновить писать нового мистера Дарси.

Во-вторых, на этот раз исходная история основательно пересмотрена и переписана (что изрядно разгневало фанатов Джулии Куинн), герой лишился совсем уж надуманных страхов и заодно бакенбардов из первого сезона, а сюжет пошел своей в меру тернистой тропкой примерно после третьей серии. Впрочем, любовный роман и его знакомые всем черты никуда не делись: например, ради нарастающего напряжения появился затянувшийся любовный треугольник между героем и сестрами Шарма. С одной стороны, это позволило почти 7 серий удерживать ведущую пару на самом краю и организовать какой-никакой slow burn невзирая на весь накал, с другой — добавило хождений по кругу, где те же самые аргументы произносились то одним, то другим в зависимости от настроения.

Но вернется к Гордости и предубеждению, силуэт которого так приятно просвечивает сквозь историю любви наших героев — причем для простоты узнавания референсом служит не книга, а экранизация BBC 1995 года. Крис ван Дюсен признался только в одной пасхалке, самой очевидной: выход Энтони из пруда в мокрой рубашке («мы убедились, что она будет достаточно прозрачной и достаточно облегающей»), но любому остениту не составит труда найти остальные.

В первой же серии Кейт скрывает свою утреннюю прогулку и камера акцентирует испачканный подол её платья, но у героини и дальше будет повод обнаружить своё родство с Элизабет Беннет: во время игры в пэлл-мэлл она смело шагает по заболоченному газону, безнадежно испортив и обувь, и платье. Подслушанный разговор Энтони с друзьями рифмуется с подобной сценой на балу в Незерфилде, и там, и там задает тон дальнейшему взаимодействию героев. И у Кейт, и у Элизабет есть сестра чистейшей прелести чистейший образец, за чье сердце они искренне переживают. Обе героини отвергают первое предложение (а Энтони в своем признании по сути цитирует ту самую фразу про тщетность борьбы), обе насмешливо комментируют список требований к потенциальной избраннице, обе с нескрываемым удовольствием осматривают поместья, принадлежащие их мистерам Дарси (здесь параллели даже в ракурсах съемки). Совсем как Элизабет, сияющая после прогулок и танцев, Кейт привлекает внимание Энтони удовольствием от соревнований и азартом на скачках (кто бы ещё так свистнул?). В конце концов, здесь даже есть своя Кэтрин де Бёр — сначала это леди Дэнбери, критически воспринимающая дерзкую Кейт и комментирующая её возраст, затем чета Шеффилдов, на свой лад переживающая о сени Пемберли... то есть родовом добром имени.

Впереди третий сезон, который скоро начнут снимать, и в котором, судя по намекам актеров и вопреки книжному порядку, перейдут не к истории Бенедикта и его золушке, а к Пенелопе и Колину. Шансы на то, что Люк Ньютон с его добродушным обаянием сможет послужить полноценной заменой Реге Жан-Пейджу или Джонатану Бейли, прямо скажем, невелики, но те же намеки обещают, что Кейт и Энтони вернутся: для их пары всё только начинается.

 
Сегодня в СМИ