О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Когда француженкам разрешили учиться рисованию (и сколько за это с них брали денег)

 


Вот тут мы читали статью о том, как возникло профессиональное обучение женщин живописи в Англии. Интересно посмотреть, как его вводили во Франции.



Ниже мой конспект / адаптированный перевод статьи Lucía Galluzzo. L'éducation artistique des femmes en France:

Во Франции существовало два главных государственных учреждения, занимавшихся худ. образованием: Королевская академия живописи и ваяния (1648-1793) и пост-революционная Академия изящных искусств (создана в 1816 г.).

Королевская академия живописи и скульптуры принимать женщин не отказывалась. Но число принятых женщин был очень низким (всего 15),  ни одна из них не была допущена до звания professeur adjoint или выше, им также не была присвоена высшая категория (la catégorie supérieure de peintres). Причина в том, что женщины не могли пройти обучение, предусмотренное для доступа к данным категориям, т.к. оно включало курсы, основанные на изучении анатомии, что было запрещено для женщин, потому что там позировали обнаженные мужчины; по тем же  соображениям морали не было классов с участием натурщиц.

Среди этих 15: Катрин Дюшемин (Catherine Duchemin), Аделаида Лабиль-Гийяр (Adélaïde Labille-Guiard) и Элизабет Виже-Лебрен.
(Прим. shakko:  тут какая-то неясность в формулировках, по-видимому, речь идет все-таки о приеме художниц в Академию уже как "академиков", состоявшихся мастеров, а не как девочек-учениц на учебу).

Катрин Дюшемин. "Автопортрет"


Аделаида Лабиль-Гиар. "Автопортрет с двумя ученицами"


Воссозданная в XIX веке Академия художеств была более сурова. Она не открывала свои двери для женщин до 1903 года. Аргументы против поступления женщин были в основном политическими, моральными и культурными. Основная идея заключалась в том, что только мужчины по-настоящему обладают творческим даром. Кроме того, считалось, что мужчине нужна концентрация, чтобы заниматься обучением, а компания молодых девушек-соучениц будет его отвлекать.

Между тем, уже в конце 18 века некоторые художники начали создавать частные мастерские для обучения женщин. Можно упомянуть мастерскую для молодых девушек, открытую Жаком-Луи Давидом в 1786 году, также знаменита школа Элизы Лемонье (1890 год), считающаяся во Франции основоположницей образования для женщин. Дома просвещения, созданные Наполеоном в 1805 году, также обеспечивали давать женщинам художественное образование. Однако этого было недостаточно.

Adrienne Marie Louise Grandpierre-Deverzy: The Studio of Abel de Pujol. 1822


Частные школы, такие как Академия Коларосси или Академия Жюлиана являлись альтернативой. Эти школы с совместным обучением были исключением, потому что там можно было посещать занятия с обнаженной натурой. Однако они считались слишком консервативными и элитарными, потому что посещались представителями буржуазии и требовали достаточно высокой оплаты. Поэтому такие частные мастерские не могли справиться с растущими запросами  женщин, желающих учиться.

В то же время во Франции витал дух демократизации женского образования: был принят закон Камиля Зее о среднем образовании для девочек, и Сорбонна открыла для них свои двери в 1880 году. Художница Мария Башкирцева (прим. shakko: приехавшая из просвещенной в этом смысле России и оскорбленная дискриминацией художниц во Франции) в 1881 году. опубликовала речь под названием «Les femmes artistes» в La Citoyenne, говоря о пользе вступления женщин в Школу изящных искусств. А восемь лет спустя скульптор Элиза Блох выступила с речью на Французском конгрессе и о правах женщин. Затем началась борьба за доступ женщин в Школу изящных искусств.

В 1889 году по предложению Элен Берто Конгресс женских работ и учреждений принял предложение об учреждении в Школе изящных искусств особого класса, отдельного от мужчин. Но Ecole des Beaux-Arts отвечает, что удовлетворить эту просьбу невозможно с финансовой точки зрения. Лишь десять лет спустя внутренние правила Школы признали присутствие женщин: «Молодые люди (мужчины или женщины), желающие воспользоваться уроками Школы, должны сначала зарегистрироваться в секретариате и предоставить подтверждение своего возраста и статуса ...». В 1896 году женщинам наконец разрешили поступать в Школу изящных искусств, более чем через 70 лет после ее создания.В 1900 году женщинам разрешили посещать специально предназначенную для них мастерскую. Но проблему «обнаженной натуры» надо было решать. В 1901 году Высший совет училища после нескольких заседаний окончательно решил «что модель будет обнажена, но что женщины будут рисовать ее не одновременно с мужчинами, а потом, чтобы удовлетворить требованиям приличия».

В 1903 году женщинам было разрешено соревноваться за знаменитую французскую Римскую премию. Скульптор Люсьен Антуанетт Хевельманс стала первой женщиной, получившей приз в 1911 году.

КОНЕЦ СТАТЬИ

***
Что же еще пишут по этому поводу?


2-я пол. XIX века стала периодом, когда множество взволнованных и обеспеченных женщин со всего мира, включая Россию и США, стекались в Париж, чтобы учиться живописи в многочисленных частных мастерских.

***
Jo Ann Wein в статье  The Parisian Training of American Women Artists на примере Академии Жюлиана показывает, насколько открытие дверей для женщин было удачным маркетингом с огромной прибылью. Об этой школе есть много источников, самый известный и обширный из которых -- дневник его ученицы Марии Башкирцевой.

Жюлиан открыл свое ателье в 1868 году. В 1873 году в его учебной студии мужчины и барышни трудились за своими мольбертами бок о бок, причем тренируясь в изображениях обнаженной модели (американские заезжие туристы оч. критиковали с точки зрения морали). В 1879 году художница Мэй Элкотт Нирикер (сестра Луизы Мэй Элкотт) сообщает, что Академия Жюлиана разделена теперь на два класса, верхний и нижний. И второй из них предназначен только для мужчин, он "больше не открывает свои двери женщинам, так как цена обучения, вдвое ниже, чем у верхнего класса, привлекает слишком многих желающих". Она пишет, что нижний класс имеет лучших натурщиков и более высокий стандарт обучения. По информации 1887 года, помесячно с мужчины он брал 50 франков в день, а с женщины - 100; если же оплачивался год, то это было 300 с мужчины и 700 с женщины (shakko: непонятно, видимо, в месяц). К 1890 году в Академии Жюлиана есть 9 разных ателье: 5 для мужчин и 4 для женщин.

Известны другие цены: Академия Коларосси брала 30 франков в месяц за утренние и вечерние уроки "только для мужчин". В смешанных же классах это было 60 франков в месяц. В Студии Каролуса-Дюрана: 30 франков в месяц для мужчин, 100 франков -- для женщин (только утренние занятия). Далее в статье еще данные, в среднем цена в два раза выше для барышень за обучение.

Отдельные копья ломались из-за доступа девушек к обнаженным натурщикам и натурщицам, Ханжество и цензура во всем своем викторианском блеске.  Про все это есть отдельная книга Jane R. Becker. Overcoming All Obstacles: The Women of the Académie Julian

Картина М. К. Башкирцевой «В студии». 1881


***

Дополнить картину того, что происходило тогда с женским обучением в Париже, нам поможет каталог выставки "Музы Монпарнаса", которая проходила в 2021 году в ГМИИ (целиком каталог выложен тут). Музы Монпарнаса. М., 2021. ISBN 978-5-4330-0166-4

Даю выдержки из статей (без биографических данных о художницах и прочих деталей)

Бюиссон, Сильви. "Академии". Художественное образование и женщины. C. 21-24.

[Стр. 21]
(…) Среди студентов учебных заведений, не поддерживающих официального образования, принятого в Высшей национальной школе изящных искусств, или разделяющих и углубляющих официальную программу, насчитывается около трети женщин. (…)

Академию Коларосси, прежде называвшуюся Академией Сюиса, в 1815 году основал на острове Сите Мартен- Франсуа Сюис, бывший натурщик Жак-Луи Давида. Это самая старая академия Монпарнаса. Энгр в ней преподавал, а Гоген учился. Ее ректор Филиппо Коларосси, итальянский живописец и скульптор, родившийся в регионе Лацио, выкупил ее после смерти Сюиса в 1870 году и в начале XX века перенес на Монпарнас, наулицу Гранд-Шомьер, дом 10, открывтакже отделение в богатом квартале на улице Виктора Гюго. Успех его детища во многом объяснялся красотой его моделей. (…) В 1907 году, по-прежнему опережая свое время, Коларосси впервые назначает преподавателем женщину, уроженку Новой Зеландии Фрэнсис Ходжкине. К Коларосси [C. 22] поступили учиться Камилла Клодель, Ромен Брукс, Жанна Эбютерн, Хана Орлова, Эйлин Грей, Мина Лой, Анна Голубкина, Ольга Бознанская и многие другие. В дни двух главных праздников в году, летнего (Дня взятия Бастилии) и зимнего (Рождества), дружбу между талантливыми ученицами крепили прогулки в Робинсон с обедом в кабачках на берегах Марны, за которыми следовал бодрящий аперитив в «Клозери де Лила». В этой неформальной обстановке будущие художницы ощущали себя уверенной и сплоченной группой, способной утвердиться в обществе и заставить его признать себя.

Не менее блестящей репутацией, только в более современной версии, помимо «старшей сестры», обладала Академия де ла Гранд-Шомьер, которую держали не знаменитые модели, а художники. Она была известна благодаря одновременным сеансам с обнаженной и одетой моделями. (…) Одними из наиболее знаменательных событий того времени остались уроки Антуана Бурделя. «На его занятиях можно видеть смирно сидящих на высоких табуретах юных скандинавских барышень в очках, американских дам, скромных молодых людей. В свете прожектора модель на подиуме принимает классические позы», — вспоминал Варно. Во всех академиях была принята практически одна и та же система. Помимо позирующих моделей, [C. 23] ученики также писали натюрморты — наборы по-разному располагаемых предметов.

Чем меньше школа, тем больше внимания посвящается в ней каждому ученику. Таковой была, например, Современная академия, которая находилась на сотню метров дальше, в доме 86 наулице Нотр-Дам-де-Шан, и которой руководили Фернан Леже и Амеде Озанфан. (…) В академии было много скандинавских и русских женщин, особенно на привлекающем весь Монпарнас свободном сеансе с живой моделью для всех желающих. (…)

В открытой в 1900 году бывшим натурщиком Академии Витти, названной так по имени своего основателя, были организованы специальные классы для женщин на бульваре Монпарнас, дом 49. (…)  Помимо этих академий и Академии Матисса в монастыре Пор-Рояль — маленькой, но престижной и предназначенной для избранных счастливиц из Германии и России, таких как Мария Васильева, — можно перечислить и несколько [C. 24] других студий или курсов. Все они, более или менее недолговечные и независимые, располагались в окрестностях вокзала и бульвара Монпарнас. Несмотря на устойчивость курса франка, что делало дорогим всякое пребывание в Париже, вместе с парижанками туда устремлялись в основном иностранки. (…)

***

Кортунова, Наталья. "Женщины-скульпторы". С. 45-47

[С. 45]
Парижский район Монпарнас в конце XIX столетия стал центром притяжения для тех решительных представительниц женского пола, что хотели стать профессиональными скульпторами, несмотря на устоявшиеся законы художественного мира и традиционные взгляды общества относительно роли и места женщины асоциальной иерархии.

На Монпарнасе располагалась частная Академия Филиппо Коларосси, где дозволялось обучаться девушкам, желавшим освоить искусство скульптуры. В официальную Высшую национальную школу изящных искусств их не принимали вплоть до 1897 года, не в последнюю очередь из-за того, что будущие скульпторы должны были работать с обнаженной натурой, в том числе мужской. В1904 году на Монпарнасе открылась Академия де ла Гранд-Шомьер, где также преподавались основы скульптурного мастерства. В этих двух учебных заведениях занимались в разное время такие известные скульпторы, как Камилла Клодель, Анна Голубкина, Вера Мухина и другие.

Камилла Клодель приехала в Париж в 1881 году (…)  В том же году она поступила в Академию Коларосси. С другими студентками Камилла некоторое время снимала мастерскую на улице Нотр-Дам-де-Шан. Наставником девушек стал скульптор Альфред Буше, приходивший к ним в студию раз в неделю, чтобы дать советы и сделать замечания по выполненной работе. В 1882 году Буше, уезжавший в Италию, передал своих учениц Огюсту Родену. Как и ее подруга, англичанка Джесси Липскомб, Клодель чуть позже стала ассистенткой в ателье знаменитого мастера. (…)

С Академией Коларосси и мастерской Родена также связано имя Анны Семёновны Голубкиной (…) [C. 46] В 1895-1896 годах Голубкина занималась в Академии Коларосси у профессора Жан-Антуана Энжальбера. Но и здесь она встречает со стороны учителей «преследование простоты» и настойчивые попытки «обезличить» учениц.
Во время ее второго приезда в Париж в 1897 году состоялось их знакомство с Огюстом Роденом, который согласился ее консультировать. Но приглашению мэтра она посещала его мастерскую и получала непривычные для себя «домашние задания» — лепить не фигуры, а этюды отдельных частей тела. (…)

Монпарнас стал на некоторое время домом и для Веры Мухиной, приехавшей в Париж в 1912 году. Среди известных тогда мастеров, работавших со студентами, Мухина выбрала Антуана Бурделя. Ради его уроков она начала посещать Академию де ла Гранд-Шомьер. Примечательно, что на большой групповой фотографии, где среди учеников Бурделя можно увидеть и Мухину, численно преобладают девушки, что свидетельствует о том, сколь многих дам привлекали на Монпарнас профессиональные уроки одного из известнейших скульпторов современности. К примеру, в это же время у него училась и Надежда Крандиевская. (…)  [C. 47]  Для Мухиной это был период насыщенной работы: утром лепка у Бурделя, вечером занятия рисунком в Академии Коларосси. Помимо этого, курс анатомии у профессора Поля Рише. (…) Некоторое время Мухина посещала и Академию де ла Иалетт, где преподавали лидеры кубизма Жан Метценже и Альбер Глёз и где учились ее московские подруги — Любовь Попова и Надежда Удальцова. В этой академии она задержалась ненадолго, однако влияние кубизма будет прослеживаться в ее скульптурных и графических работах вплоть до 1920-х годов. (…)

Истинной «монпарно» стала и еще одна уроженка Российской империи — Хана Орлова, приехавшая во французскую столицу из Палестины в 1910 году. Искусству скульптуры она обучалась в другом знаменитом учебном заведении Монпарнаса — Русской академии Марии Васильевой. (...)

***

Петухов, Алексей. "Салон женщин-художниц". С. 95-97

[С. 95]

В 1937 году в Париже состоялась крупная выставка «Женщины-художницы Европы», а в 1938-м открытие экспозиции женщин-художниц посетил президент Франции. Фотографии этих событий обошли прессу, став символическим итогом почти полувековой борьбы женщин за право представлять свои произведения публике наравне с мужчинами.
Освобождение искусства от академической архаики и стремление к эмансипации стали синонимами в 1880-е годы.

В 1881-м в Париже был образован Салон женщин художниц и скульпторов. (…) Это была первая альтернатива господству и прежних традиций, и мужчин — единственному до той поры Салону французских художников. И только через три года возник знаменитый Салон независимых, колыбель нео- и постимпрессионизма: в деле появления новых художественных обществ и выставочных площадок именно женщины проложили путь своим коллегам-новаторам. Сплоченные и уверенные «сестры по кисти» успешно добивались официального признания.

В 1896-м особые женские классы открылись в Школе изящных искусств, с 1903-го дамы могли претендовать на главную государственную творческую стипендию — Римскую премию.

А уже в 1904 году, словно закрепляя достигнутое, был образован Синдикат женщин художниц и скульпторов, вновь совпав по времени с основанной «мужской» институцией — Осенним салоном. Синдикатами называли во Франции профсоюзы, поэтому акцент здесь был сделан скорее на защите и охране трудовых прав художниц.

Однако борьба за равноправие обернулась подражанием господствующей салонной манере: сотни участниц объединений, созданных по гендерному принципу, успешно сокрушая прежнюю иерархию, откладывали в сторону творческие эксперименты. Поэтому многие самостоятельные художницы, подобно Берте Моризо или Мэри Кэссет (Кассатт), принимали решение не выставляться на «женских» салонах, предпочитая открытые выступления на «мужских» площадках. В то время как критики упражнялись в снисходительных эпитетах, признавая за женщинами-художницами право на «сверхчувствительность», сентиментальность или эмоциональность, их соратницы-экспериментаторы делали самостоятельные шаги на общедоступных выставках, в художественных галереях, на арт-рынке и среди коллекционеров. И обитательницы [С. 96]  Монпарнаса, парижские художницы с разных концов света, были здесь заметнее всех. (…)

[C. 97]
В 1920-е годы среди ведущих критиков, искусствоведов и музейных работников Франции уже почти никто не сомневался в значении художниц и скульпторов женщин для истории современного искусства: им посвящались выставки, монографии и целые главы в исследованиях. Настало время закрепить новую систему координат, в которой понятие «Салон жешцин-художниц» обозначало уже не боевую когорту суфражисток, а сообщество признанных мастеров. Это и произошло летом 1930 года, когда в Париже при поддержке заслуженных критиков Луи Вокселя и Арсена Александра и куратора Андре Дезарруа было создано объединение под созвучной французскому fеmmе аббревиатурой РАМ — Салон современных женщин-художниц. Его основательница Мари-Анн Кама-Зеггер явно подводила итоги тридцатилетней новой «женской истории искусства», за эти годы впервые ставшего столь массовым и признанным. В течение 1930-х годов в РАМ вступили такие звезды, как Мари Лорансен, Хана Орлова и Тамара Лемиицкая; объединение устроило посмертные выставки знаменитостей — Камиллы Клодель, Жаклин Марваль, Марии Бланшар... И к концу 1930-х, когда в Париже прошла Всемирная выставка и готовился к открытию новый музей современного искусства, женщинам художницам и скульпторам здесь уже было отведено почетное и достойное место.

Салон женщин художниц и скульпторов — объединение, существовавшее в Париже с 1881 по 1994 год. Первую выставку провело в 1882-м, насчитывая в составе 41 учредительницу. В конце XIX века в объединение входило более 450 участниц, из которых почти 300 экспонировали свои работы на выставке, включавшей более 1000 произведений. К началу XX века заняло положение «гендерного» дополнения к выставкам старейшего во Франции Салона французских художников и Салона Национального общества изящных искусств. Вплоть до середины XX века объединяло приверженцев традиционных форм и жанров.

Салон современных женщин-художниц, РАМ — объединение женщин художниц
и скульпторов, существовало в Париже с 1930 по 1938 год. Выставки проходили в галереях, музеях и выставочных залах французской столицы. Объединение пользовалось широкой поддержкой политиков, художников, искусствоведов и критиков и ставило целью «гармонично представить наиболее привлекательные работы, характерные для Парижской школы».

***
Итак, получается, что это было недешевое удовольствие для девушек из хороших семей с достатком.
Еще поискала материалы о широком "ремесленном" образовании женщин во Франции в целях промышленности (как в статье про англичанок), но как-то не ищется.


 
Сегодня в СМИ