О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Подделка под художника

 


Вы знаете, дорогие друзья, что в СССР имело место быть довольно странное, на первый взгляд, обыкновение – подделка биографий и мистификации в области культуры. Началось это дело, разумеется, не в советские времена, при царях и царицах такое дело тоже было в ходу, достаточно вспомнить, как князья Голштейн-Готторп выдавали себя за «Романовых», а неуклюже стилизованное под древнерусскую литературу подражание «Песням Оссиана» было канонизировано как аутентичный литературный шедевр.



Но при коммунистах такая русская народная забава приняла прямо-таки эпидемический характер. О некоторых проделках советских «балерионов» я уже писал, а сегодня мне хочется рассказать о прощальной гастроли артистов, выполненной уже на излёте советской власти, в 1990 году, и полностью вычеркнутой из доступных простым людям источников. Эта шалость была исполнена с такой обескураживающей наглостью, что успеха не имела. Вернее, успех был, но очень кратковременный. Сейчас я об этом расскажу.

В 1990 году на Каннском Фестивале в программе кинодебютов был представлен фильм «Замри-умри-воскресни», подписанный режиссёром Виталием Каневским. Это был пик всемирного интереса к советскому искусству, и фильм был выстрелом в яблочко. Точное, безупречно точное попадание в сердце всех ожиданий. Уже прогремела «Маленькая Вера» Пичула и Наталья Негода засветилась неглиже в журнале «Прейбой» (не помню подробностей, кажется, дальше спортивного белья дело не пошло, но сам факт публикации в таком журнале ошеломил наивную публику), уже «Нью-Йорк Таймс» саркастично отрефлектировал вояж Бориса Ельцина по США, как обнимашки вечно пьяного русского медведя с капитализмом, уже начались складываться новые стереотипы восприятия р-р-российской действительности – Каневский не совершил промаха, когда поставил фильм о мальчике в послевоенном Сучане, на обочине ГУЛАГа.

Сам по себе фильм ничем не выделялся на фоне ленфильмовской «перестроечной чернухи», подобные фильмы в тот период выпекались почти непрерывно, однако именно «Замри-умри-воскресни», сделанный в манере, совмещающий «гиперреализм» Алексея Германа с панковской нарядностью Эмира Кустурицы, был послан в Канны с надеждой привлечь внимание к культурным процессам обновляющейся России.

Сам режиссёр выглядел необычайно эффектно: в тельняшечке, в блатном кепарике на одно ухо, он рылся в мусорных урнах на бульваре Круазет в поисках чинариков и улёгся спать, завернувшись в газету, как бомж, на пляже. Виталия Каневского препроводили в полицию, где выяснилось, что этот драный и вонючий бродяга - гость фестиваля из далёкой Советской России, вообще-то, проживающий в пятизвёздочном отеле... Уже в путинские времена Каневский рассказывал отечественным корреспондентам о драках с матросами и пьянках на французских грузовых судах в порту Канн, но эти воспоминания не звучат убедительно. Впрочем, несомненно, что Виталий Каневский активно фраппировал буржуазную пулику, готовящуюся полюбить в меру дураковатого, в меру талантливого Великого Русского Медведя.

Растроганное жюри фестиваля наградило режиссёра-дебютанта Золотой Камерой, и Каневский тут же подписал договор с французскими продюссерами на постановку продолжения своего фильма.

«Самостоятельная жизнь», вторая часть автобиографической дилогии, сначала имела такой же резонанс, как «Замри-умри-воскресни», получила приз Жюри в Каннах 1992 года, но тогда же разразился скандал. Международная киноэлита резко охладела к дарованию Каневского, ибо выяснилось, что Каневский не дебютант. На самом деле, его фильмография насчитывала уже несколько фильмов, а дебют состоялся в далёком 1976 году. Это было очень известный в СССР двухсерийный телефильм «По секрету всему свету» по «Денискиным рассказам» Виктора Драгунского.



На этом карьера Виталия Каневского фактически завершилась, ибо на Западе до 2008 года не любили неприкрытое грубое враньё, которое так просто разоблачить. По инерции, пока скандал ещё только разгорался, Каневским был снят сентиментальный документальный фильм про детей в России, и, в 2000 году, что-то непонятное, о чём никто не знает. Кино Каневский больше не делал, контракт с французскими продюссерами разорвал, а жил, как и положено, в Санкт-Петербурге, имея жену с детьми во Франции. Чем он занимался в Санкт-Петербурге до сего времени, есть тайна, покрытая мраком, сам же он со смешочком в 2011 году сообщал корреспонденту местной газеты, что «занимается самообразованием».

Попытка выдать фильм опытного режиссёра за дебют - не единственный фейк в биографии Виталия Каневского. Википедия сообщает, что в 1966 году он был осуждён за изнасилование, это, мол, помешало ему получить кинообразование, так что после отсидки в разных лагерях Каневский работал над детским фильмом, не обладая дипломом. А потом закончил ВГИК и снимал кино про колхозную молодёжь, борющуюся против недоперевыполнения годового плана по обмолоту зяби.

Интересно звучит? Конечно. Убедительно? Нет. То есть, дорогие россияне в подобную чепуху могут поверить, поскольку у них миллиардеры, открывающие ногой двери в Кремле, заурядные уголовники, грабители и воры, но никто им этим прискорбным обстоятельством в нос не тычет, все привыкли. Однако в СССР порядочек был немножко другой. Человек, отсидевший за изнасилование, ни при каких обстоятельствах не мог быть направлен на работу с детьми. Это исключено. Чтобы насильник оказался в кругу детей, его отсидка должна быть строго засекречена. А секретить подобные обстоятельства могло только одно ведоство: КГБ. Но какое отношение Виталий Каневский имеет к Конторе Глубокого Бурения? Его биография не содержит даже намёка на что либо подобное. Значит, либо Каневский не сидел, либо он сотрудник спецслужб, что опять-таки исключает отсидку.

Тут ведь ещё такой нюанс: кинематографисты в СССР были культурной элитой, в круг которой попасть было ой как непросто, особенно в середине 70-х, когда наш герой вдруг вынырнул из ниоткуда на студии Белорусского Телевидения. Его ввели в элиту, он был зачем-то кому-то нужен, потому что через год из Минска Виталий Каневский переехал в Питер.

Но зачем всё это делалось? Зачем было так сложно легендировать человека, проталкивать его в международные круги? Предполагаю, что в период всеобщей любви к освободившейся от советской власти России соответствующие товарищи забрасывали правильных людей во все места, куда кого могли забросить. Кого-то в Италию, в искусствоведение, кого-то в Германию, в качестве литератора, кого-то в США, под маской антисоветчика, кого-то в Израиль, как пострадавшего от советского антисемитизма... Это, в сущности, началось не в 1990 году, а намного раньше, да и заканчивается только сейчас.
 
Сегодня в СМИ