О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

БАЛЛАДА О БЕЛОМ КОНЕ

 


Георгий Валентинович Бутович, потомок Радзивиллов и Монморанси, тринадцатый проклятый в древнем роду, человек античной силы и стати, привыкший возвышаться над толпой на полторы головы и страшно удивившийся в конце семидесятых (когда взошло первое поколение акселератов), что встречный прохожий посмотрел ему прямо в глаза, имел обыкновение появляться на пороге нашего дома с подарками и классической фразой: «Дядя приехал на белом коне!».

У меня никогда не возникало вопросов к взрослым, обычно они поставляли мне не только самую интересную, но и самую проверенную информацию, но, когда мне исполнилось пять лет, я не утерпела и осторожно спросила бабушку, а не может ли так быть, чтобы именно в этом вопросе дядя слегка приукрашивал действительность. Лошадей я обожала, скачущие во весь опор всадники снились мне по ночам, но под нашим окном коней я не встречала. Не то чтобы я отрицала сам факт их существования, но они не попадались мне на глаза. Так вот, уточняла я, быть может, это такая поэтическая метафора и даже где-то гипербола (я как раз выбрала в качестве подподушечных книг «Песнь о Сиде» и «Песнь о Нибелунгах», так что домашним в очередной раз приходилось нелегко).

Бабушка ничего не ответила, я не настаивала на ответе. На следующий день Георгий Валентинович появился около одиннадцати утра и вошел в комнату с привычным: «Дядя приехал на белом коне!»; что-то обсудил с бабушкой, побыл недолго, вскоре откланялся.

Когда погода позволяла, мы обычно махали ему вслед.

В тот день погода позволила. Мы вышли на балкон. Внизу раздавалось негромкое конское ржание и звук, с которым нетерпеливый скакун переступает копытами. Под балконом, у самого каскада ступенек, ведущих к античному портику Музея, оторопевший милиционер держал под уздцы огромного коня. Восхитительный белоснежный жеребец под парадной алой попоной, с крутой шеей и длинной гривой, то и дело взмахивал длинным хвостом, метя асфальт. Дядя вышел из парадного, принял поводья и взлетел в седло, не касаясь стремян. Милиционер отдал ему честь. Дядя весело махнул нам рукой и пустил коня галопом, вниз по Александровскому спуску.

Есть, я полагаю, поступки, которые обретают свойство печатей, скрепляющих договор с пространством.
Срок хранения: вечно. Гриф: неотменимо.
С того солнечного апрельского дня 1972 года я ни разу не усомнилась в слове мужчины.
С того дня у меня ни разу и не было повода усомниться.
#родомиздетства

(фотография из интернета)
 
Сегодня в СМИ