О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Новый год — исторические заметки

 


Думала о том, что наша жизнь сильно упростилась в смысле ритуалов. В моем детстве Новый год был куда более насыщенным действиями праздником, чем сейчас.

Во-первых, у нас обязательно была елка. Причем елка большая, под потолок. Она была искусственной и хранилась в гараже у моего деда в значительного размера деревянной коробке, которую почему-то каждый раз не только перевязывали веревкой, но и заколачивали маленькими гвоздиками, как посылку на почте. В конце декабря я с нетерпением ждала, когда же наступит время идти за елкой. Обычно это происходило числа 25-26. Дед брал санки, веревку и отправлялся в путь. Это было приключение, пусть гараж и находился в паре минут ходьбы от дома. Я ходила с ним может раз или два всего, потому что традиционно заболевала под Новый год какой-нибудь ангиной/скарлатиной, и поэтому меня не только на улицу не выпускали, но и из кровати зачастую. Но можно было смотреть из окна, как дедушка исчезает за деревьями и затем идет обратно и тянет за собой санки с елкой. Иными словами сказочное «и пошел дед в лес за елочкой» в нашей семье соблюдалось в лучших фольклорных традициях.

Дальше елка некоторое время (обычно аж до следующего дня, к моему огорчению) отогревалась, затем ее части раскладывались на полу, расправлялись и начиналась сборка. Дедушка мой обладал редким и прекрасным качеством – он любую работу умел делать с неспешным удовольствием. Мне нравилось просто смотреть, это было завораживающе. Причем, неважно, что именно он делал. Чинил часы, шил сумку, ремонтировал раскладушку или делал коронки. Несмотря на отсутствие профильного образования, он был прекрасным протезистом, к нему приезжали ставить коронки и делать мосты со всего Советского Союза, потому что его коронки держались по 20 лет. Но я отвлеклась.

вот такая была елка (картинка из интернета)
вот такая была елка (картинка из интернета)

Сборка елки становилась первым шагом к Новому году. Дед, не спеша, устанавливал крестовину с металлической палкой, и затем начинал одевать на нее круги веток. Это можно было сделать где-то минут за 30-40, но мы с ним возились долго и с увлечением, примерно с завтрака до обеда, выбирая ярусы и аккуратно расправляя все веточки прежде чем нацепить следующий. Зато к супу у нас уже стояла наша красавица во всем своем великолепии.

В итоге у меня в голове отложились две истины: искусственная елка лучше настоящей (в моем детстве живые елки чаще всего отличались худосочностью и облезлостью), и правильная елка обязательно должна быть под потолок. Вся эта мелочь на табуретках, размером один-полтора метра никуда не годится, потому что не создает волшебства. В общем-то я и до сих пор так считаю.

Через пару дней после установки елки (обычно в выходные) приходила пора доставать игрушки. Игрушки хранились в нескольких коробках на антресолях. Это тоже был процесс. Поначалу ставили стол, на который залезал папа и подсаживал меня наверх. Лет с 7-8 я уже стала забираться сама, используя более сложную конструкцию из стола, табуретки и скамеечки. Меня лишь немного страховали (если успевали, залезала я шустро и никого не ждала). Дальше начинался мой сольный номер – требовалось сначала достать все лишнее – кастрюли, тазы и прочее, потом из самого конца антресолей вытащить волшебную коробку с елочными игрушками и коробку с фонариками, и, наконец, аккуратно засунуть все вынутое, кроме игрушек, разумеется, обратно. Пока коробка стояла рядом с елкой и ждала вечера, когда все придут с работы, можно было вытаскивать и разглядывать игрушки. Чем я с упоением и занималась остаток дня.

правда же, огурец прекрасен в своей естественности?
правда же, огурец прекрасен в своей естественности?

Наряжали елку обычно всей семьей, и на это уходил целый вечер. Сначала на елку приделывалась гирлянда. Она должна была таинственно сиять в глубине веток и дотягиваться до розетки. Обязательно какая-нибудь лампочка не горела, и требовалось ее подкрутить, а иногда и заменить. Но когда гирлянда была готова, наконец-то, наступало время игрушек. У нас их довольно много, все никогда не помещались на дереве, так что надо было выбрать, какие повесить. Но было несколько любимых, которые мы вешали всегда – небольшой серебристый колокольчик с хрустальным язычком, часы, показывающие без пяти двенадцать и старинный Дед Мороз с длинной бородой. Большого Деда Мороза мы всегда ставили и под елку. У нас довольно значительного размера, примерно полметра, если не больше, высотой дедушка, в желтом тулупе и с посохом. Совсем настоящий. 

наш любимый Дед Мороз
наш любимый Дед Мороз

Храним мы его завернутым в мягкую кофту и в затем в пакет, чтобы не повредить бумажные одеяния. Снегурочка ему не полагалась, так что я обычно наряжала снегурочкой свою самую красивую куклу и она составляла ему компанию.

На окна вешали гирлянду из разноцветных фонариков, которая в праздничную ночь включалась в розетку. Бабушке очень нравилось смотреть, как наши фонарики смотрятся с улицы. Ни у кого больше не было таких красивых!

Дальше начиналась пора елочных базаров, где всегда можно было собрать немного маленьких еловых веточек. Мы приносили их домой и ставили в вазу с водой – чтобы пахло настоящей хвоей. И вот ведь пахло! Сейчас я чаще всего срезаю несколько еловых веток в лесу около дачи. Казалось бы. Но нет. Они не пахнут. А те – да. Загадка. Ваза, куда ставили еловые ветки тоже была специальная. Бабушке когда-то подарили довольно большую металлическую вазу, украшенную изящными индийскими орнаментами, которая гармонично смотрелась бы в пещере Али-Бабы. Представьте себе типичный восточный кувшин. Вот ваза была именно такая, только без ручки и носика. Она была золотистого цвета и идеально сочеталась с елочными веточками. На них мы обычно вешали красные и желтые шары из немецкого набора. Гирлянду шаров оттуда же приделывали в центре комнаты к люстре. На этом украшение интерьера обычно завершалось. Уже позже, когда игрушек у нас еще прибавилось (была традиция – каждый год покупать новую), мы стали вешать всякие штуки в каждой комнате, но в моем детстве украшалась только самая большая комната – с елкой. И сейчас я думаю, что это правильно. Волшебство должно быть сконцентрировано.

Еду тоже начинали готовить заранее. Наверное, у всех есть набор блюд, которые традиционно делаются только на Новый год, хотя в общем-то, никто не мешает повторить их и в другие сезоны. У нас таких было два – заливная рыба и сладкая колбаса. Все остальное делалось и на другие праздники, или добавлялось опционально, а вот эти два – только на Новый год. В приготовлении рыбы я обычно не участвовала, а вот колбасы – обязательно. Мне до сих пор кажется, что это один из самых вкусных десертов. Рецепт, в общем-то, несложный. Нужно измельчить юбилейное печенье, добавить туда изюм и орехи. Затем растопить масло, растворить в нем сахар, какао и тщательно все это перемещать, доведя почти до кипения. Горячей шоколадной массой заливалась сухая смесь, перемешивалась, затем туда добавлялся взбитый белок и все это заворачивалось в разрезанный полиэтиленовый пакет в форме колбасы. Остывало и убиралось за окно – на холод. В разрезе получалась колбаса, напоминающая брауншвейгскую.

С этой колбасой был забавный случай. Как-то раз к нам под Новый год нагрянули какие-то малознакомые гости. Дедушка мой был человек исключительно общительный и гостеприимный, так что количество людей со всех концов СССР, которые когда-то с ним где-то познакомились или были знакомыми знакомых и останавливались у нас на денек-другой, наверное, составило бы население небольшого поселка. В общем, сидим мы с этими людьми за столом, уже все съели и переходим к десерту. Мама приносит в том числе нашу порезанную сладкую колбасу. Гости искренне удивляются: «а может, колбасы-то уже не надо, вроде же наелись, и вон торт же?».

Еще мы часто делали на Новый год орешки. 

Помните, были такие вафельницы, где получались половинки орехов, которые потом скреплялись кремом? Я их очень любила, но времени на орехи уходило тоже много, поэтому делали мы их редко. Зато какой это был процесс! Тесто надо было укладывать небольшими кусочками в форму, прижимать сверху другой частью и приглядывать, чтобы не подгорело. Затем готовые половинки орехов вытряхивались или извлекались при помощи ножика из штуковины, в которой они пеклись (кажется, помещалось там штук 8), и требовалось обломать им лишние краешки, пока они теплые и не крошатся. Через некоторое время половинки орехов остывали и тогда их наполняли кремом из масла со сгущенкой, а в середину обязательно клался кусочек грецкого ореха. Обычно орехам нужен был командный подряд: мы делали их втроем– мама, бабушка и я. Мама пекла, я обламывала, бабушка наполняла кремом. Готовые орешки укладывались в эмалированный цилиндр и хранились около балкона под вывеской «это на новый год».

Дальше оставалось дождаться 31 декабря. Я обычно старалась прогнать всех из большой комнаты с елкой, потому что была уверена, что Дед Морозу нужно уединение, чтобы положить под нее подарки. А если там, скажем, папа хоккей смотрит, то Дед Мороза это может смутить. Надо мной потешались. Впрочем, я так ни разу и не смогла понять, когда под елкой появляются подарки, и очень долго была уверена, что это настоящее чудо.

В канун Нового года готовилось все остальное. Для оливье варился большой кусок говядины вместе с морковкой и луковицей. Получившийся бульон – с несколькими кусочками мяса и кружками моркови работал потом супом. На мой взгляд, это один из самых вкусных бульонов, которые вообще бывают. Но почему-то его делали только на Новый год. В остальное время были обычные супы с наполнителями (фасолевый, щи, борщ), а не бульоны. Для оливье доставалась запасенная банка соленых огурцов (обычно летом делали три большие трехлитровые банки – на ноябрьские праздники, на Новый год и еще одну на всякий случай).

Мы с мамой пекли какой-нибудь торт.  Торты варьировались, но почти всегда сверху была шоколадная глазурь. Для меня это и сейчас признак зимнего торта. Еще часто делали шарики из «Малютки». Была раньше такая детская смесь, которую смешивали с пломбиром за 48 копеек (самым вкусным), формировали шарики, обваливали в какао – и получалась вкуснятина! Я бы и сейчас такое сделала, но кажется, «Малютку» больше не делают, а можно ли ее чем-то заменить – сомневаюсь.

В общем, получалось, что на Новый год у нас был оливье и часто еще какой-нибудь салат, заливная рыба, ассорти сыра с колбасой, какое-нибудь запеченое в духовке мясо или курица и обязательно несколько вкусных десертов. Ну и всякое по мелочи. Оливки, шпроты или еще какие-нибудь закуски. Плюс пирог с капустой. Ну и вазочка с мандаринами, конечно.

Ближе к вечеру на стол стелили огромную старинную кружевную скатерть – изделие одной из моих прабабушек, они были мастерицы. В мои обязанности входила расстановка тарелок и приборов. Затем наступала очередь бокалов. Края обязательно обмакивали в белок и затем в блюдечко с сахаром. Получались сверкающие снежные ободки. Оставалось только принести все блюда и сесть за стол.

Прошлогодний пирог с капустой. В этом не успела сфотографировать, спохватилась, когда половину уже отъели.
Прошлогодний пирог с капустой. В этом не успела сфотографировать, спохватилась, когда половину уже отъели.

Сейчас мы чаще всего ограничиваемся на Новый год оливье, шампанским и фруктами, иногда к этому добавляется заливной осетр, если удается купить правильный кусок. Ну и тортиком, да. Плюс печем наш фирменный пирог с капустой. В общем, и само количество еды с каждым годом уменьшается, и время на подготовку. Последний раз я вообще купила готовый торт (очень хотелось Киевского), что до сих пор считаю своим позором.  

Но пирог с капустой и колбасу сделали :) Должно быть в этом мире что-то незыблемое.



Делитесь, какие сладости делали на Новый год в вашей семье? Продолжаете ли традиции? 

 
Сегодня в СМИ