О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Диккенс — наркоман, а Конан Дойл — сыщик: кем становились писатели в чужих книгах

 


Прогулки по трущобам, борьба за освобождение невинно осужденного и Дэвид Фостер Уоллес в образе солиста Guns N’ Roses

Фрагмент иллюстрации с обложки книги «Друд, или Человек в черном» Дэна Симмонса. Источник: chapters.indigo.ca
Фрагмент иллюстрации с обложки книги «Друд, или Человек в черном» Дэна Симмонса. Источник: chapters.indigo.ca

Обычно если писатели и становятся героями книг, то только в биографиях и мемуарах, но так бывает не всегда. Мы собрали несколько художественных произведений о реальных авторах, которые превратились в литературных персонажей.

Чарльз Диккенс в романе Дэна Симмонса «Друд, или Человек в черном» (2009)

В романе «Друд, или Человек в черном» Дэн Симмонс рассказывает о последних годах жизни Чарльза Диккенса и его неоконченной книге «Тайна Эдвина Друда». По сюжету Симмонса, в 1865 году Диккенс переживает трагедию — возвращаясь из Парижа вместе с любовницей, актрисой Эллен Тернан, писатель попадает в железнодорожную катастрофу. Он и его спутница остаются невредимыми, но происшествие настолько травмирует Диккенса, что тот на время теряет голос и страдает от нервного расстройства. К тому же на месте аварии он встречает загадочного незнакомца по имени Эдвин Друд, после разговора с которым внезапно начинает вести двойную жизнь — посещает трущобы, тайные подземелья и опиумные притоны, интересуется растворением тел в негашеной извести и захоронениями в склепах.

«Этого оказалось недостаточно, чтобы утолить ярость Диккенса. Он выгнал мать десятерых своих детей из дома» Дэн Симмонс «Друд, или Человек в черном»
«Этого оказалось недостаточно, чтобы утолить ярость Диккенса. Он выгнал мать десятерых своих детей из дома» Дэн Симмонс «Друд, или Человек в черном»

Писатель гуляет по злачным местам и принимает наркотики якобы для того, чтобы познакомиться с описываемыми темами и сделать свой текст убедительнее. Однако неизвестно, действительно ли для него это способ получше узнать материал или он и вправду увлекся маргинальным стилем жизни. Об этом рассуждает еще один известный писатель XIX века и близкий друг Диккенса — Уилки Коллинз, выступающий здесь в качестве персонажа-рассказчика:

«Нижеизложенная достоверная история повествует о последних пяти годах жизни Чарльза Диккенса и о его неуклонно возраставшей одержимости неким субъектом (коли здесь применимо такое определение) по имени Друд, а также убийством, смертью, трупами, склепами, месмеризмом, опиумом, призраками и грязными улочками черножелчной лондонской клоаки. <…> Я видел Чарльза Диккенса со спущенными штанами в деревенском нужнике без двери, когда он хнычущим голосом требовал бумажку, чтобы подтереть задницу, а потому вам придется простить меня, если такой образ останется для меня более достоверным, чем образ „величайшего писателя всех времен и народов“».

Рассказчик из Коллинза получается не самый достоверный: в попытке разобраться, чем занимался его знаменитый друг в последние годы жизни, Коллинз тоже принимает опиум. Поэтому читателю предстоит самому догадываться, какие из событий романа происходят на самом деле, а какие — всего лишь плод воображения писателя-наркомана. 

Артур Конан Дойл в романе Джулиана Барнса «Артур и Джордж» 
Кадр из сериала «Артур и Джордж». Режиссер Стюарт Орм, 2015 год. Источник: imdb.com
Кадр из сериала «Артур и Джордж». Режиссер Стюарт Орм, 2015 год. Источник: imdb.com

Писатель Артур Конан Дойл, придумавший образ сыщика Шерлока Холмса, сам участвовал в раскрытии громкого дела и помог спасти невинно осужденного от сурового наказания. Об этой истории идет речь в романе Джулиана Барнса «Артур и Джордж».

«Артуру казалось, что мир помешался: его отец едва сошел в могилу, его жена приговорена к смерти, но молодые люди в Сити, оказывается, обвязывают шляпы крепом в знак траура по мистеру Шерлоку Холмсу» Джулиан Барнс «Артур и Джордж»
«Артуру казалось, что мир помешался: его отец едва сошел в могилу, его жена приговорена к смерти, но молодые люди в Сити, оказывается, обвязывают шляпы крепом в знак траура по мистеру Шерлоку Холмсу» Джулиан Барнс «Артур и Джордж»

Джордж Эдалджи — молодой юрист, сын священника и парс (это народность последователей зороастризма иранского происхождения — Прим. ред.). Его семья, живущая в маленьком городке, страдает из-за нападок местных жителей — в дом поступают письма с угрозами, а на улицах над родственниками Эдалджи потешаются из-за их этнической принадлежности. В результате в очередном анонимном письме Эдалджи несправедливо обвиняют в жестоких убийствах животных на ферме. Несмотря на очевидные нестыковки в деле (например, у мужчины было очень плохое зрение, которое вряд ли позволило бы ему совершать убийства ночью), его осуждают и приговаривают к семи годам каторги. Артур Конан Дойл в это время уже знаменитый писатель, который получает пачки писем от людей, просящих помочь им в том или ином деле. Большую часть из них он игнорирует, но как-то раз ему на глаза попадается сообщение о деле Эдалджи, и автор детективов решает сам расследовать загадочное убийство и бороться за освобождение невинно осужденного. 

«Мне хватило одного взгляда на мистера Джорджа Эдалджи, чтобы решительно усомниться в совершении им того преступления, за которое он был осужден, и выдвинуть по крайней мере ряд причин, вследствие которых подозрение пало именно на него…»

Барнс утверждает, что, хотя роман и основан на судьбах реальных людей, он не пытался написать документальное произведение. В некоторых местах писатель искажал факты ради того, чтобы подсветить актуальные сейчас темы вроде ксенофобии, несовершенства правосудия, гражданского активизма — история Эдалджи как раз идеально для этого подходит.

Дэвид Фостер Уоллес в романе Джеффри Евгенидиса «Свадебный сюжет» 
Дэвид Фостер Уоллес. Источник: starswelost.com
Дэвид Фостер Уоллес. Источник: starswelost.com

В конце 1980-х начинающий писатель Джеффри Евгенидисприятельствовал с еще одним подающим надежды молодым автором — Джонатаном Франзеном, который, в свою очередь, дружил с Дэвидом Фостером Уоллесом, будущим создателем «Бесконечной шутки» и «Коротких интервью с подонками». Все трое вскоре стали известными лауреатами крупных литературных премий. После того как Уоллес покончил с собой, Франзен написал о нем роман «Свобода» — и говорил, что книга стала для него способом почтить память друга.

«Тогда-то Леонард понял одну важную вещь о депрессии. Чем ты умнее, тем хуже. Чем лучше работает твой мозг, тем сильнее тебя раздирает депрессия» Джеффри Евгенидис «Свадебный сюжет»
«Тогда-то Леонард понял одну важную вещь о депрессии. Чем ты умнее, тем хуже. Чем лучше работает твой мозг, тем сильнее тебя раздирает депрессия» Джеффри Евгенидис «Свадебный сюжет»

А в 2011 году вышел роман Евгенидиса «Свадебный сюжет», где один из главных героев, Леонард Бэнкхед, на первый взгляд довольно отчетливая копия Уоллеса. Леонард похоже выглядит (носит очки, длинные волосы и бандану), так же жует табак и страдает от биполярного расстройства. Второй герой — американец греческого происхождения Митчелл Грамматикус, точь-в-точь списанный с самого Евгенидиса. Оба персонажа — начинающие писатели с большими творческими амбициями. Но странно в этом следующее: Евгенидис категорически отрицает, что Уоллес вдохновил его на написание текста. И это притом что некоторые реплики Леонарда, как утверждают внимательные читатели, были заимствованы автором из реальных интервью покойного коллеги.

Почему Евгенидис так настаивает на своем, сказать трудно. Одной причиной может быть то, что отношения между ним и Уоллесом не были близкими — они одно время переписывались, но встретились всего однажды на литературном фестивале на острове Капри. С другой стороны, обозреватель New York Magazine Эван Хьюз предполагает, что для Евгенидиса важнее было создать абстрактный портрет своего литературного поколения, чем написать мемуары о конкретных людях: «Хотя Евгенидис и утверждает, что любое сходство с Уоллесом непреднамеренно, „Свадебный сюжет“ — это, несомненно, портрет его собственной юности, отношений и конфликтов, которые так часто возникают между амбициозными молодыми людьми». Сам же автор в ответ на домыслы читателей и критиков отшучивается: «Люди слишком зациклились на бандане! Может быть, я имел в виду солиста группы Guns N’ Roses». 

В продолжении материала в Bookmate Journal — о Кристине Россетти в романе Антонии Байетт «Обладать» 
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
 
Сегодня в СМИ