О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Похмелье приносит великое облегченье

 


Наша традиционная послепраздничная рубрика «Возвращаемся к жизни». Оливье доедено, все выпито. И осталось русскому человеку только похмелье. Вот с ним-то нам и предстоит разобраться.

«Опохмеляться, значит, прогнать или утолить болезнь головную, которую называем мы похмельем, - пишет еще в 1788 году Иван Болтин в комментариях на «Историю России» Г.Леклерка. - Для сего разные средства употребляют: некоторые, выпив чарку водки, утоляют боль. Другие прохладительными напитками себя освежают, то есть, пьют кислые шти, лимонад, брусничную воду, огуречный рассол. Лучшее средство, по мнению моему, не иметь похмелья, не напиваться никогда допьяна». 

На счет «никогда не напиваться», - это совет непрошенный. В остальном мудрость предков придет к нам на помощь. Вы, ведь не полагаете, что они не страдали от похмелья? Однако, отсутствие аспирина и активированного угля совсем не мешало им приводить себя в чувства. При этом рюмочка горячительного поутру не рассматривалась, как универсальное средство:

Правила для соблюдения здоровья. СПб., 1788.
Правила для соблюдения здоровья. СПб., 1788.

Наиболее же распространенными были самые простые «лекарства». Среди них – квас. Только не сладкий, а светлый кисловатый, который еще хорошо использовать в окрошку. Иногда его делали с добавлением хрена, что придавало напитку чрезвычайно бодрящее свойство.

Квас вполне себе пили и царские особы. Например, разжалованный в шуты князь Голицын должен быть подносить напиток императрице Анне Иоанновне. А после обильного вечернего возлияния кружка кваса вполне себе соревновалась с «утренним рассолом».

Не менее эффективными были и так называемые кислые щи. Только не нужно путать. Это был не суп с кислой капустой. Упоминающиеся в классической литературе «бутылки с кислыми щами» являются, конечно же, лишь квасным напитком. Его отличие от привычного нам кваса заключается в одновременном использовании разных видов солода или муки: ржаной, пшеничной и гречишной. В результате усиленного брожения получался вариант «газированного» кислого кваса, который обычно разливался в бутылки с закрученной проволокой пробкой.

Более изощренные гуляки готовились к утреннему испытанию заранее.

«Знатные господа и дворяне едят помногу жареного мяса и еще больше супов и похлебок, хотя бы то был только рыбный отвар с хлебом, который годен лишь на то, чтобы его вылить наземь, а они едят его с толченым чесноком. Как только они перепьются и это скажется на следующий день, приготовляют себе для освежения кушанье, называемое похмельем (Pochmelie); холодное, тонко нарезанное мясо, политое квасом».

Это цитата из воспоминаний Яна Стрюйса. В 1668 году он нанялся парусным мастером в Московию, малоизвестную в Европе страну, только создававшую первые мореходные корабли. Домой же вернулся лишь в 1673 г., а перед тем пересек всю Россию от Новгорода до Астрахани, стал свидетелем восстания Степана Разина и даже лично встречался со знаменитым атаманом. Его мемуары – очень любопытная страница истории нашей родины.

Как же делали эти спасительные супы-похмелки? Были они и горячие, и холодные. Вот что пишет о блюде под названием «похмелье» известный русский историк Николай Костомаров: «Это изрезанные ломтики холодной баранины, смешанной с мелкоискрошенными огурцами, огуречным рассолом, уксусом и перцем».

«Напившись чрезмерно, они на следующий день приготовляют себе особое блюдо для похмелья из холодного мяса, тонко нарезанного, из обыкновенного своего напитка — квасу, огурцов, уксуса, чесноку и массы перца; это они едят в холодном виде. Квас, любимый напиток простонародья, приготовляется из воды с ячменем, овсом и отрубями», - рассказывают нам записки Бальтазара Койэтта, участника нидерландского посольства в Москву (1675-1676).

Горячая же похмелка делается на крутом бараньем бульоне, в который добавляется лук, соленые огурцы, морковь, лимонный сок и пара ложек тертого хрена.

Столь же эффективным оказывалась и «студень говяжья, разведенная квасом с приправою тертого хрена и сметаны». Эта импровизированная похлебка сочетала в себе и целебные свойства кваса. И пользу от застывшего крепкого бульона. А хрен, соленые огурцы и редька делали эффект еще более зримым.

И наконец, вершина русской «алкогольной кухни» - солянка. Была она и в виде жареной на сковороде кислой капусты с мясом. А с конца XVIII века превращается в терпкий наваристый суп. Появляются ее затейливые, фантазийные версии – с осетриной, каперсами, лимоном, копченостями. Каждый трактирщик показывал в ней свой талант, привлекая клиентов немыслимыми вкусами и запахами.


 
Сегодня в СМИ